Отзыв после выступления в Ройтлингене 24 марта 2011 г.

8-минутный ролик на сайте YouTube:

http://www.youtube.com/watch?v=n_GgZ4PwWMc

 

Газета Reutlinger Nachrichten

Вечер фламенко с артистами филармонии и Беттиной Кастаньо

Буйство в художественной обработке

Ройтлинген. На сцене симфонический оркестр и танцовщица фламенко: таким необычным образом оформил пятый рабочий концерт Вюртембергской филармонии Ройтлинген дирижер Хольгер Герцог.

Сюзанна Экштайн

 

Хольгер Герцог (Holger Herzog) не единожды подтвердил свою славу любителя и знатока испанских ритмов. На этот раз он не просто приял участие в выступлении танцовщицы фламенко Кстаньо ‑ он организовал настоящий оркестровый гимн Испании. Львиную долю музыкальной программы он посвятил Исааку Альбенису (Isaac Albéniz), основателю национального стиля в испанской музыке, круглые юбилеи которого в 2009 и 2010 году остались незамеченными в тени более громких имён.

Кроме исполненных оркестром фрагментов «Испанской сюиты» для фортепиано («Астурия», «Каталония», «Кордоба») и композиции «Наварра» Герцог представил на суд зрителя, как всегда под собственным руководством, две немецкие премьеры произведений Альбениса: сюиты из оперы «Пепита Хименес» (Pepita Jimenez) и оригинальной оркестровой интерпретации пьесы «Эль Пуэрто» (El puerto) из цикла «Иберия» (Iberia), а также обработки «Малаги» (Malaga), выполненной андалузским композитором Франсиско Герреро (Francisco Guerrero). Просто удивительно, сколько нового и увлекательного может быть предложено в одном рабочем концерте! И хотя переработка «Малаги» оставила впечатление не совсем удачной аналитической фрагментированности, и время от времени не удавалось уйти от мысли о том, что автору необходимо было дать больше свободы естественному потоку музыки, концерт позволил услышать немало ярких, зачастую интересных с точки зрения инструментальной ценности и ритма вещей в камерном исполнении. Кроме произведений Альбениса звучали также сочинения Мануэля де Фальи из опер La vida breve («Короткая жизнь») и El amor brujo («Колдовская любовь»), составляющие с пьесами Альбениса драматический контраст, а также творения виртуозов сарсуэлы Амадео Вивеса (Amadeo Vives) и Жеронимо Гименеза (Gerónimo Giménez). В заключение было исполнено произведение Хоакина Турина (Joaquín Turinas) ‑ Procesión del Rocio.

Если во время дирижирования сарсуэлы в 2006 году Герцог мог только представлять себе отбивающие ритм каблуки и развевающиеся юбки в оборку, то на сей раз он получил возможность пережить все это вживую, перемежая это удовольствие сольными оркестровыми номерами. Такую возможность подарила маэстро и всем зрителям Беттина Кастаньо ‑ танцовщица фламенко, прославившая свое имя разнообразными танцевальными экспериментами, комбинируя фламенко с самыми разными музыкальными стилями, музыкой Востока, аппенцелльской музыкой, или, как в этот раз, с симфонической.

Конечно, искусство Беттины Кастаньо уже не является традиционным фламенко, однако с берущим за живое пением, сопровождаемым отбиванием ритма ногами и игрой на гитаре, его объединяет внутреннее содержание и единая система ценностей. Благодаря этому сложная комбинация приобретает черты характерного танца фламенко, синхронно превращающего живую музыку в красноречивое движение.

Благодаря врожденной музыкальности, танцовщице удается тонко передать характер и движение оркестровой музыки Альбениса, радуя глаз и слух зрителя выразительным сочетанием музыки и танца. Чрезвычайно выразительным был переход от сольного танца к точному воплощению в танце оркестровой музыки, например в «Астурии»: Кастаньо серьезно и сосредоточенно отбивает ритм ногами и руками, чтобы добиться полного единства с музыкальными импульсами оркестра.

Совершенство и грацию продемонстрировала Беттина в танце со шлейфом и веером, исполняя «Кордобу». Очень изысканным было в ее интерпретации укрощенное буйство в отрывке из La vida breve («Короткой жизни») де Фальи. Экспрессивный, по временам брутальный дух фламенко стал практически физически осязаем во время исполнения зажигательного танца из одного из балетов Мануэля де Фальи «Любовные чары». Во время танца танцовщица выполняла виртуозные движения с красным платком, а во время исполнения последовавшего далее великолепного соло в тело Беттины как будто вселился неистовый дух архаичного танца. В заключительных сарсуэлах она предстала перед зрителем в опереточном легкомыслии. Во время темпераментного, с кокетливой игрой красным веером исполнения на бис не стихали бурные овации зрителей.

«Чтобы воплотить музыку в танец, ее нужно прочувствовать».
Беттина Кастаньо